Хмельницький портал

Можливість знати більше.

Побратимом міста Хмельницького є Старобільськ (Луганська обл.) - місто, яке слугувало І. Ільфу та Є. Петрову прототипом Старгорода, в якому відбувається дія роману "12 стільців". 

вт.11122018

Оновлено:12:27:36 PM

Ви не авторизовані.Зареєструватись ?

Back Ви тут: Головна

Статті

Маранц Берта Соломоновна (16.12.1907 - хх.хх.1998)

Маранц Берта Соломоновна

16.12.1907 - хх.хх.1998

пианистка и педагог

 Берта Маранц родилась 16 декабря 1907 года в семье известнейшего проскуровского предпринимателя Соломона Маранца. Начальное образование она получила дома. Именно тогда педагоги обратили внимание на музыкальные способности девочки. Они посоветовали родителям обязательно дать ей соответствующее образование. Его пришлось получать уже в Одессе, куда уехала Берта в неспокойные 20-е годы.

В то время в Одесской консерватории преподавала прекрасный педагог Берта Рейнгбальд. Она стала первой учительницей Маранц. Одновременно с Маранц у Рейнгбальд учился и Эмиль Гилельс – один из самых выдающихся пианистов XX века. Дружили они до конца жизни.

После нескольких лет учебы и первых сольных концертов специалисты посоветовали Маранц продолжить обучение в Московской консерватории, у известнейшего профессора Феликса Блюменфельда, ученика Римского-Корсакова, бывшего директора Петербургского Мариинского театра. Но его класс был переполнен и он передал ее своему племяннику, Генриху Нейгаузу. "Я возьму Вас в свой класс, но учтите – Вы будете у меня 25-й," -сообщил мимоходом, проходя по лестнице, Генрих Густавович. Так проскуровчанка оказалась в классе Нейгауза, весьма незаурядной личности.

На Всесоюзном конкурсе исполнителей в 1937 году Маранц получила специальную премию за лучшее исполнение Бетховена. После этого к ней пришла всесоюзная слава. Но ее уже «тянуло» к преподаванию. И после окончания консерватории Берта Соломоновна вместе с мужем Семеном Бендицким, своим одноклассником по консерватории, уезжают в Свердловск (ныне Екатеринбург) по рекомендации Нейгауза, который в 1934 году открывал там консерваторию. Маранц и Бендицкий основали кафедру фортепиано в консерватории.

А в годы войны они, можно сказать, совершили человеческий и ученический подвиг. Нейгауза арестовали как немца, будто бы не желающего эвакуироваться из Москвы. Он сидел несколько месяцев на Лубянке, потом его отправили на Урал, в район Краснотурьинска, на лесоповал. И какими-то совершенно неисповедимыми путями Бендицкий, Маранц и Гилельс убедили обкомовское начальство разрешить ему на время поработать в Свердловске. Так ученики фактически спасли учителя.

В Свердловской консерватории супруги работали вместе в военные и послевоенные годы. Но, увы, их совместная жизнь не сложилась. Всередине пятидесятых годов они развелись, Бендицкий уехал в Саратов, где проработал всю жизнь и воспитал множество известных музыкантов, а Берта – в Горький (Нижний Новгород).

Если перечитать воспоминания современников, то из них легко сделать вывод – весь авторитет Горьковской консерватории держался только лишь на имени Берты Маранц. Это была фирменная марка консерватории, ее бренд, если выразиться современным языком, высочайшее реноме, стопроцентная гарантия того, что ученик получал настоящую школу, профессионализм в лучшем смысле этого слова. Маранц создала собственную систему преподавания, которая позволила её ученикам достичь столичного уровня профессионализма. Эта школа отличалась строгостью и экономией движений, что придавало точность и хорошее ощущение звука. Ее знала вся страна. Когда среди музыкантов случайно заходила речь о Горьком, то тут же вспоминали – ну да, конечно, ведь там же преподает профессор Маранц, ну как же, конечно знаем! Она возглавила фортепианную кафедру в 1954 году, и в короткий срок молодая горьковская пианистическая школа вошла в ряды лучших школ страны. Ее знали и в Европе. Однажды из Франции в Горький приехал пианист Бавузе, концертирующий по всему миру. Первое, что он спросил: “А где здесь Маранц?”

Как минимум раз в год она давала сольные концерты или выступала с оркестром. Ее обширный репертуар включал почти всю фортепианную литературу. Однако было и своё амплуа: Маранц превосходно играла музыку венских классиков. Она ни разу в жизни не отменила свои концертные выступления. Известен случай, когда Берта Соломоновна с инфарктом сыграла 4-ый концерт Бетховена в филармонии. И лишь после этого концерта её госпитализировали.

К выступлению она относилась как к празднику. У Берты Соломоновны было очень красивое концертное платье с высоким стоячим воротником. Она выходила в нем как королева, как Мария Стюарт. Отец одной её ученицы, художник, даже нарисовал портрет пианистки в этом платье за роялем.

Маранц выступала и преподавала до глубокой старости. Ей было 80, когда она говорила: «Единственное чего я боюсь – забыть». Но она обладала феноменальным слухом и как только забывала - играла по слуху. А в 85, когда она поехала на курсы повышения квалификации в Московскую консерваторию, там просто все переполошились. Все боялись, что Маранц придёт к ним на урок!

Берта Соломоновна Маранц скончалась в 1998-м, перешагнув за 90-летний возраст. Дом, где она родилась, сохранился. Ныне там находится театр кукол.